РАЗМЕР ШРИФТА: A A A

ИЗОБРАЖЕНИЯ ВЫКЛ. ВКЛ.

ЦВЕТ САЙТА Ц Ц Ц

ОБЫЧНЫЙ САЙТ

 



 






 

 

 

 













 


 

КОЛЫБЕЛЬ ВЕЛИКИХ ВОД

Именно здесь, у волока из Тверцы в Мсту,
позднее возникает Вышний Волочёк,
господствующий над самым уязвимым
участком пути из Новгорода в Низовые земли
В. Л. Янин

На отрогах Валдайской возвышенности, среди лесов и болот, лежит этот «кряж земли, разделяющий воды к Волге и к Балтийскому морю текущие». Такие водораздельные участки с древних времен называли волоками. Был такой волок и между рекой Тверцой — притоком Волги, — и Цной, несущей свои воды через озёра и реки в Балтику. Здесь около 10 вёрст волочили суда посуху. И казался он настолько лёгким, что ему даже не сочли нужным дать название Волока, а «удовольствовались» уменьшительным — Волочёк. Настоящий большой Волок был ещё впереди — 93 версты в обход Боровицких порогов, от Березовского рядка до селения Волок Держков. Это и был Нижний Волок по отношению к которому Цнинский Волочёк был прозван Вышним.

Впервые Вышний Волочек в письменных источниках упоминается в XV веке. В 1437 году глава русской православной церкви митрополит Исидор поехал из Москвы в Новгород, а оттуда — во Флоренцию на церковный собор. Известно, что до Волочка он добирался на лошадях, здесь пересел в ладью, «а кони шли берегом». А вот подъячий Ёлка, отправляясь в 1493 году из Москвы по посольским делам, плыл уже из Твери, с остановкой в Торжке и пересадкой в Вышнем Волочке, где ему «давали судно и гребци и кремника».
Сохранилось описание рядка, возникшего в конце волока в «Никольском погосте на Вышнем Волочке» на реке Цне. Наряду с мельницами, амбарами, лавками упоминаются пристань и таможенный двор. Да и главная шатровая церковь посвящена Николе — покровителю всех, отправляющихся в путь. Селение находилось не только на водной, но и на сухопутной дороге к Новгороду. Чуть в стороне от рядка стояла ямская слобода.Жизнь на «большой дороге» была неспокойной. Разоряли население и войска Ивана III во время похода на непокорный Новгород в 1471 году, и опричники Ивана Грозного, и польско-литовские захватчики в Смутное время. Но люди возвращались на пепелище и начинали жизнь сызнова: строили дворы, лавки, церкви, монастыри.
«Стал монастырёк ново»,- записал московский писец в книге Бежецкой пятины 1545 года о Николе у Столпа в верховьях Тверцы, откуда и начинался древний волок. Ладьи, струги, лодки плыли по Волге до Твери, потом поднимались вверх до обители. Здесь товары перекладывали на телеги, а суда тащили волоком до Цны. Проплыв по Цне-реке и озеру Мстино, выходили они во Мсту, впадающую в Ильмень-озеро. А дальше — Волхов, Ладожское озеро, Нева и — Балтийское море. Именно этот путь был выбран Петром I для соединения новой столицы Санкт-Петербурга с центральными областями страны.
Так Вышний Волочёк стал родиной первой в России искусственной водной системы — Вышневолоцкой.

 

КАНАЛ ПО ПЕТРОВСКОМУ УКАЗУ

Пётр I решил создать целую систему искусственных водных путей, чтобы соединить все моря России и подвозить товары к портам «без переволоков землёю». Первые каналы он пытался построить между Волгой и Доном, чтобы связать Чёрное море с Каспийским. Но борьба за выход к южным морям оказалась неудачной, и Великий Государь обратил свой взор на Балтику.
С приобретением шведских владений, отделявших Российскую империю от Балтийского моря, Пётр I, предложив основать на Неве Санкт-Петербург, возымел мысль для установления торговых сношений России с европейскими государствами и для продовольствия новой столицы прорезать Волочёк судоходным каналом, дабы открыть непрерывный водный путь с Волги и внутренних губерний к Балтийскому морю.

12 января 1703 года Пётр подписал указ о начале «перекопной работы» на месте древнего волока между Тверцой и Цной. Во главе строительства был поставлен князь Матвей Петрович Гагарин, но фактически канал строился под «смотрением» его племянника Василия Ивановича Гагарина. Технической стороной дела заведовал «слюзный мастер» Адриан Гаутер «с товарищи», нанятыми в Амстердаме за 80 гульденов в месяц, кроме одного молодого мастера, получавшего всего 20 гульденов.Рыли канал сгоняемые из разных уездов работные люди, число которых доходило до 10 тысяч. Денег им за работу не платили, ибо бесплатно.
В период 1703-1708 годов в районе Вышнего Волочка был построен целый комплекс гидротехнических сооружений. Прежде всего, был прокопан Тверецкий канал, соединивший Тверцу с Цной, и, таким образом, впервые соединивший два моря — Каспийское и Балтийское. Вначале этот канал называли Гагаринским. Он имел 1.320 сажен длины (2.811 м) при ширине в 7 сажен (15 м). На канале для удержания воды были построены два шлюза, по обоим берегам вбиты сваи. Так как уровень Тверцы был выше Цны, да и воды в ней было недостаточно, на Цне — ниже устья канала — были также устроены шлюзы и дополнительные перемычки.
Первый шлюз был построен в 1705 году <несколько выше того места, где река Шлина соединяется с Цною> — шириною 8 метров, из белого старицкого камня. Он был сделан по «немецкой системе» однокамерный, то есть рассчитанный на пропуск судов поодиночке, что вызывало задержку судов, идущихкараванами. Вдобавок ко всему, устроенный в очень низком месте, он был обойдён полою водой весной 1707 года, размыв плохо укреплённый берег. Пришлось «выше той негодной слюзы» построить две деревянные перемычки с одними воротами в каждой, рассчитанных на караванное судоходство. Кроме того, на Цне пришлось построить ещё и третью перемычку.
Уже в 1706 году первая русская газета «Ведомости» писала, что «чрез сию перекопь» проведено 672 судна.
И хотя сооружение канала произошло <не без великого царской казны иждивения, однако же с доброю надеждою будущего прибытка>.Судоходство по первой в истории России искусственной водной системе открылось весной 1709 года. Шедшие с Волги суда благополучно прошли полой водой по Тверце и каналу. Но когда наступило лето, оказалось, что канал мелководный. Уже в следующем 1710 году не прошли через канал струги с лесом. С великим трудом были перетащены и построенные в Казани морские суда-тялки, некоторые из них застряли в Тверце, где и сгнили. К тому же судоходство оказалось возможным только весной по«первой полой воде» и осенью, в период дождей. Летом же движения барок не могло быть «понеже одна Цна» не в состоянии была «канал и реку Тверцу всегда судоходными учинить».
Становится очевидным, что голландцы не смогли разрешить проблему водного баланса Вышневолоцкого водораздельного пункта, так как совершенно не считались с режимом русских рек. Да и сами гидротехнические сооружения были сделаны без надлежащего искусства и старания. В результате в 1718 году шлюзовые ворота на Цне «вешнею водою вынесло и запирать невозможно».
Кроме маловодья верховьев Тверцы и Тверецкого канала чрезвычайные трудности движению судов чинили опасные Боровицкие пороги. Из-за них, кстати, судоходство по Вышневолоцкому водному пути было возможно только в одном направлении — из Волги в Неву.Разочаровавшись в Вышневолоцкой водной системе Пётр I стал искать другие водные пути. Он посылает английского инженера Джона Перри обследовать реки, лежащие севернее Вышнего Волочка и также способные привести с Волги в Балтику. Позднее через них прошли Мариинская и Тихвинская искусственные водные системы. В ряде мест было даже начато рытьё каналов, задействованы десятки тысяч «уездных работников» и солдат, истрачены сотни тысяч казённых денег. Недовольный голландцами Пётр приглашает шлюзных мастеров из самой королевы каналов — Венеции, чтобы «коммуниковать реки, сочинять каналы, углублять устья». И всё без толку!
Вот тут-то в дело и вступил М. И. Сердюков, взявшийся перестроить Вышневолоцкую водную систему и ставший её подлинным создателем.

 

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ СЕРДЮКОВ

Птенцы гнезда Петрова«- так называют сподвижников великого русского императора. Среди них был и Михаил Иванович Сердюков. Судьба его — не редкость в петровскую эпоху — из «ничтожества» он стал одним из богатейших и известнейших людей своего времени. Дом в Новгороде, дом в Санкт-Петербурге на Английской набережной, близость к императору: И всего этого он добился своим умом и талантом.
Биография Сердюкова стала известна благодаря его собственным показаниям, данным в 1723 году на допросе в Святейшем Синоде под «церковною клятвою и под потерянием живота». Настоящее имя — Бароно, Имегенов сын, место рождения — селение Селенге на соимённой реке, год — 1678. О себе Сердюков «показал», что «рождением он мунгальского народа», то есть монгол, хотя сейчас жителей этих мест называют селенгинскими бурятами. После гибели отца в 1691 году «от российских людей на баталии» Бароно был продан купеческому приказчику Ивану Михайловичу Сердюкову, который дал ему свою фамилию, обучил счёту, грамоте, окрестил в русскую веру. После смерти И. М. Сердюкова в 1700 году его крестник стал приказчиком у крупного московского купца М. Г. Евреинова, обосновался в Новгороде, а в 1704 году «получил от него свободу» и начал торговать самостоятельно.

Но существует легенда о том, что своим освобождением М. И. Сердюков обязан Петру  I. Вся история была записана со слов внука купца М. Г. Евреинова известным историком И. И. Голиковым. Согласно этому рассказу, Пётр, осматривая евреиновские лавки и амбары, разговорился с Сердюковым, обратил внимание на его расторопность, познания в торговле и «природную склонность к механике». Получив о нём лестный отзыв от хозяина, велел тому отпустить Сердюкова: «ибо, де он мне надобен». Государь записал его в новгородское купечество и стал поручать «казённые комиссии». Сердюков поставлял муку воевавшим со шведами войскам, стал он и главным поставщиком провианта на строительстве Тверецкого канала.
Близ Вышнего Волочка, на реке Цне, ещё около 1700 года построил Сердюков винокуренный завод, а рядом — поварни, хлебные амбары, «солодовни и овины, и уксусный, и кирпичные, и черепичные заводы». Он регулярно брал подряды на поставку в Новгород на кружечные дворы вина, а также откупал таможенные и кабацкие сборы в Вышнем Волочке и Удомельском погосте. Таким образом, накопив значительный капитал, он искал лишь случая для его применения.
Используя на своих заводах водяные мельницы, М. И. Сердюков давно стремился к гидротехнической деятельности. С самого начала он внимательно наблюдал за трудностями движения судов через Вышний Волочёк и задумывался над тем, нельзя ли это исправить. И решение было найдено. Когда в результате аварии Цнинских шлюзов в 1718 году весенний караван не смог пройти через Тверецкий канал и «воспоследовала в Петербурге нужда в провианте», Сердюков послал доношение Петру  I.
В этом доношении он предлагал использовать «бесполезно протекающую» реку Шлину, впадающую в Цну ниже устья Тверецкого канала. Если направить её воды «перекопом» через озёра Ключино и Городолюбское в реку Цну выше Тверецкого канала, то вода в ней «умножитца» и «судам будет Тверцою рекою свободный ход и государственная польза в том будет». Все работы Сердюков предложил выполнить «своим коштом», видя для себя выгоду в возможности получать доход с кабаков и мельниц в течение 15 лет.
Пётр I вызвал Сердюкова в Петербург для личного доклада, после которого 26 июня 1719 года последовал указ Сената, передававший ему в содержание Тверецкий канал и шлюзы. «А за то ево иждивение и труд» право получения им доходов от мельниц и продажи вина, а также таможенных и канцелярских сборов предоставлялось ему не на 15, а на 50 лет.
В этом же году Сердюков приступил к работам, по его выражению, «с крайним радением и прилежанием». Тверецкий канал был вычищен, шлюз на нём починен. А в 1722 году воды реки Шлины потекли уже по новому руслу, вдвое увеличив собой количество воды в Цне. Благодаря шлинской воде даже в летнее время тяжело нагруженные барки свободно проходили от Твери до Вышнего Волочка и далее. В этом же году был прорыт Цнинский канал (долгое время называвшийся Сердюковским), который обошёл около 5 извилистых и каменистых вёрст в нижнем течении Цны. На концах его были построены деревянные шлюзы «с вороты раствористыми». С окончанием этих работ <намерение Петра Великого совершенно исполнилось, и суда из Волги к Петербургу проходить начали во всё лето без остановки>Сердюков отказался строить камерные шлюзы по «немецкому образцу». Судоходство по Вышневолоцкой водной системе происходило не в одиночку, а караванами, и каждый насчитывал по 100-200 судов и более. Формировались караваны на больших пристанях Волги, Тверцы, Гжати. Самыми дальними являлись «железные караваны», путь которых начинался от пристаней на реке Чусовой (приток Камы).
Таким образом, всего за 3-4 года Сердюков проделал объём работ, в несколько раз больший, чем голландцы за 6 лет, да к тому же во много раз дешевле и значительно меньшими силами. На его работах было занято от 300 до 1000 наёмных рабочих (против 10.000 на строительстве Тверецкого канала). Причина этого проста — Сердюков стремился добиться максимального эффекта при минимальной затрате средств. Делал он всё быстро, прочно и просто. На обвинение в неказистости деревянного шлюза он отвечал, что шлюз прочный, а деревянный и «неукрашенный» потому, что «делал своим коштом», а не на казённые деньги и «не украшивал для излишнего расхода».

В 1722 году Сердюков получил новый сенатский указ, подтверждающий его привилегии и права, в част частности, право получать с проходящих судов «посаженный сбор» — 5 копеек с каждой сажени длины барки. Но не судовой сбор, а всевозможные привилегии и «вознаграждения» приносили содержателю основной доход, с лихвой окупая его затраты.
Однако не всё складывалось у Сердюкова благополучно. Пришлось ему вести борьбу и с разбойниками, и с местными ямщиками, и даже посидеть в тюрьме по подозрению в церковном расколе. Но, в конце концов, Пётр всегда становился на сторону вышневолоцкого «водяного», обычно накладывая резолюцию на его прошения: «Отдать по ево желанью». Когда же Сердюков «высочайшего протектора лишился», то чуть было не потерял контроль над вышневолоцкими каналами. Противостоял ему сам всесильный Миних — фаворит новой власти. Но и тут Сердюков сумел доказать, что сделает лучше, а, главное, дешевле — и водная система осталась за ним.
Венцом гидротехнической деятельности Сердюкова явилось созданное им водохранилище площадью 6 квадратных вёрст. Образовалось оно после сооружения зимой 1740-41 годов на реке Цне «заплотины» на месте небольшой заводской плотины и получило название Заводского. «До Сердюкова никому из русских и иностранных специалистов не пришла мысль о создании запаса вешних вод и содержания с этой целью резервных водохранилищ, с тем, чтобы использовать их в летнее время»,- писал об этом сооружении далёкий потомок Сердюкова и его биограф М. Я. Либерман.
После создания водохранилища Сердюков объявил «слюзное в Вышнем Волочке дело», в основном, законченным. В 1742 году Елизавета Петровна пожаловала его с потомством «за службы ево» в дворяне. В дальнейшем М. И. Сердюков вместе с сыном Иваном занимался чисткой Тверецких порогов, а потом Боровицких. В делах он был строг и на расправу скор. Если заметит на бечевнике ямщицкую лошадь, забирает к себе на завод и изнуряет работой «по неделе и более». На чистке Боровицких порогов ходила молва, что у Сердюкова «никакой человек больше трёх дней проработать не может», а ему самому шёл уже седьмой десяток.
Точная дата смерти Сердюкова неизвестна. Предполагают, что он умер в 1754 году. Содержанием вышневолоцких каналов и шлюзов стал руководить его сын, получивший, в отличие от отца, уже хорошее техническое образование. По нелепой случайности он утонул в 1761 году в Заводском водохранилище. Дело перешло к 17-летнему внуку Михаилу, однако он не обладал ни способностями, ни характером отца и деда. Учась в Петербурге, пристрастился к кутежам и безделью. Тогда его мать, которая была дочерью знаменитого уральского заводчика Акинфия Демидова, написала прошение Екатерине II, выразив опасение, что из-за «дурного поведения» её сына Вышневолоцкие шлюзы могут прийти в «совершеннейшую гибель». В 1765 году на Вышневолоцкий водораздельный пункт был назначен управляющий. В 1774 году последовал именной указ Екатерины, по которому шлюзы и каналы, а также все находившееся на них строения: заводы, мельницы, кузницы, дома, лавки — были приняты в «казённое ведение». А Сердюковым «за все их привилегии» было выдано 170 тысяч рублей.

На берегу водохранилища сохранился дом М. И. Сердюкова — двухэтажный «истукан кирпичной кладки, сделанной чрезвычайно прочно». Рядом — жилой флигель, конюшня, склад с полуподвальными зарешёченными окнами. Вниз от плотины по реке был разбит сад с прудом и фонтаном.
В усадьбе Сердюкова неоднократно гостил Пётр I, у дома даже сохранился куст барбариса, посаженный, по преданию, Великим Государем. <Ум часто пробуждается воспитанием, но гений бывает врождённым>, — писал о М. И. Сердюкове французский посланник при дворе Екатерины граф Л. Ф. Сегюр. Гений!.. Так оценивали деятельность М. И. Сердюкова, создавшего первую в России Вышневолоцкую искусственную водную систему, которая .

* * *
Бечевник — прибрежная полоса, по которой двигались бурлаки или лошади, тянувшие бечевой суда.
Бейшлот (заплотина) — устаревшее название плотины, предназначенной только для удержания и пропуска воды и имеющая запорную часть в виде стоек с подъёмными щитами.
Шлюз (слюза) — сооружение для удержания воды и пропуска судов с запорной частью в виде двустворчатых ворот, убираемых в «шкафы» шлюзов.

 

ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ГОСУДАРСТВА

Внутреннее судоходство, составляло весьма
важную отрасль промышленности, требует
постоянных правил в устройстве его и движении.
Из Манифеста об учреждении управления водяными и сухопутными сообщениями, 1809 г.

После назначения управляющим Вышневолоцким водораздельным пунктом коллежского ассесора Н. И. Писарева, а потом и выкупа его у наследников Сердюкова, весь Вышневолоцкий водный путь оказался в руках государства. Но длительное время единого органа управления водяными коммуникациями не было, что порождало неразбериху и многочисленные злоупотребления. Все сборы с купцов делились на две части: законные и «сборы лихоимства». В Сенат шли непрерывным потоком жалобы, в которых говорилось, что ни один торгующий, не дав взятки воеводам, сыщикам, «водяным чинам» и прочим, «никаким образом: пройтить не может». Ответные указы Сената повисали в воздухе, так как следить за их исполнением было некому. Наконец, в 1773 году была образована должность директора водяных коммуникаций, обязанности которого были возложены на новгородского губернатора Я. Е. Сиверса. Новый директор тут же отдаёт под суд вышневолоцкого управляющего Писарева — за взятки с купцов.

Граф Я. Е. Сиверс (1731-1808) был одним из виднейших государственных деятелей второй половины XVIII века. Назначенный в 1764 году новгородским губернатором он <выказал необыкновенно энергичную деятельность>, обращая внимание на всё .
По его предложению Екатерина II подписала 28 мая 1770 года указ об учреждении Вышнего Волочка городом, а 2 апреля 1772 года — об устройстве вновь учреждаемого города и его гербе, который представлял серебряный щит с вершиною горностаевого меха и императорской короной над гружёной лодкой на голубой ступенчатой террасе.
С целью улучшения управления в 1778 году штат Вышневолоцкого водного пути был разделён на три части: Вышневолоцкая, Мстинская и третья — от Новгорода до Ладожского канала. Во главе был поставлен главный директор водяной коммуникации. Контора управления располагалась в Вышнем Волочке на углу Тверецкой и Цнинской набережных. Здание сгорело во время пожара 1895 года, и Контора была перенесена в Дом директора водяной коммуникации, построенный также в конце XVIII века. Управление Вышневолоцкого гидроузла до сих пор располагается в этом здании, значительно перестроенном во второй половине XIX века.
Я. Е. Сиверс разработал обширную программу усовершенствования Вышневолоцкой водной системы: был благоустроен бечевник по Тверце, созданы дополнительные резервуары воды для питания Тверцы и Мсты, началось строительство Заводского гранитного бейшлота. Но в 1782 году Сиверс был вынужден подать в отставку из-за враждебного к нему отношения князя Потёмкина. Бейшлот достраивал уже граф Брюс.
В 1785 году Екатерина II решила «самолично» осмотреть Вышневолоцкую водную систему. Об этой поездке она писала, как о «самой весёлой», которая «когда-либо бывала на свете».
В Вышнем Волочке Государыня остановилась в недавно построенном на набережной Цнинского канала каменном Путевом дворце. Канал был иллюминован тысячами светильников в глиняных плошках и массой факелов. На нём построена пристань и галерея с балюстрадой и гирляндами. В довершение всего из Торжка был специально выписан военный барабанщик.
На другой день после приезда Екатерина II «обозревала» вышневолоцкие каналы, новоустроенный гранитный Заводской бейшлот, проход судов через Тверецкий и Цнинский шлюзы, сплав судов по озеру Мстино. А выпуск судов из озера во Мсту «изволила смотреть» с галереи при Мстинском шлюзе, задуманном ещё Сердюковым и построенном только в 1768 году. Её Величество при этом «изволила лично указать место» для нового гранитного Мстинского шлюза в двух верстах ниже по течению. Построенный в 1792 году он прослужил почти два века и сейчас стоит, обойдённый водою, как памятник екатерининской эпохе, да и всей Вышневолоцкой водной системы.
Из Боровичей до Новой Ладоги путешественники плыли по воде на специально приготовленной для этой цели флотилии из тридцати судов. Крытое судно императрицы отличалось особым великолепием. Лоцманы были одеты в мундиры с малиновыми отворотами, гребцы — в зелёные кафтаны, белые шаровары и шляпы с малиновыми бантами. В свиту императрицы входил и художник М. М. Иванов, зарисовавший в альбоме плавание Екатерины по Вышневолоцкому водному пути. Сейчас этот небольшой альбом хранится в Русском музее.
Вскоре последовал Именной Высочайший Указ об улучшении всей Вышневолоцкой водной системы. Новым директором водяных коммуникаций генерал-поручиком Н. П. Архаровым были продолжены работы по перестройке «пришедших в ветхость» деревянных бейшлотов и шлюзов в гранитные и улучшению бечевника по Мсте и Волхову. Для их производства в 1790 году было назначено 2 тысячи пленных шведов. Работы продолжались до 1797 года и потребовали огромной суммы — почти 1,5 млн. рублей.
Почти сразу вслед за Екатериной проехал А. Н. Радищев. В своей книге <Путешествие из Петербурга в Москву> в главе «Вышний Волочёк» он писал: . Описывая Вышневолоцкий канал, наполненный барками с хлебом и другими товарами для Петербурга, он делает вывод: <Тут видно было истинное земли изобилие и избытки земледелия; тут явен был во всём своём блеске мощный побудитель человеческих деяний — корыстолюбие>.
При Павле I в 1797 году Я. Е. Сиверс вновь становится управляющим всеми водными путями России, а в 1798 году и первым директором созданного по его инициативе Департамента водяных коммуникаций.
Для улучшения судоходства по Вышневолоцкой водной системе он строит канал в обход Ильменя, предлагает проекты по чистке Волховских и Тверецких порогов, которые были частично осуществлены только в начале XIX века, уже после окончательной его отставки в 1800 году. Сиверс же начал строительство Мариинской (1799-1810) и Тихвинской (1800-1811) водных систем, также связавших Балтику с Волгой.
Новый император Александр I предпринимает дальнейшие шаги по улучшению управления водными путями. Департамент водяных коммуникаций был преобразован в 1809 году в Экспедицию, местоположением которой стала Тверь. Вся транспортная сеть России была разделена на 10 округов. Трасса Вышневолоцкого водного пути вошла в I округ. Позднее Вышневолоцкий округ стал III.
В Манифесте, сопровождавшем учреждение новых органов управления водяными и сухопутными сообщениями, говорилось: «возрастающее население столицы и движение внутренней и внешней торговли превосходят уже меру прежних путей сообщения». И в первую очередь это относилось к главной транспортной магистрали России — Вышневолоцкой водной системе. Задачу её кардинального улучшения решил, спустя почти 20 лет, О. И. Корицкий.

 

ВЫШНЕВОЛОЦКАЯ «НИАГАРА»

Из трёх водных путей, <расходящихся от Волги у Рыбинска и сходящихся в Ладоге>, первенство принадлежало Вышневолоцкой водной системе. Тихвинская допускала только маломерные суда и была <чужда для караванов с верховьев Волги>. Мариинская система пролегала по пустынным местам, где трудно было найти людей и лошадей, к тому же на пути судов были бурные Белое и Онежское озёра.
Но и Вышневолоцкий водный путь не всегда справлялся с возрастающим грузопотоком. Во время обильных паводков большая вода не давала караванам возможности пройти через Боровицкие пороги. Засушливые годы вызывали обмеление рек, что многие барки оставались зимовать, не дойдя до Санкт-Петербурга. Так, в 1817 году зазимовало более 1500 судов

В такой ситуации требовалось в самом скорейшем времени усовершенствовать Вышневолоцкую систему. Решение этого вопроса судьба предоставила О. И. Корицкому.
Осип Иванович Корицкий (1778-1829), родом из польской шляхты, ещё в детстве обнаружил страсть к механике. Приехав в 1805 году в Петербург «искать счастья», он предложил свои услуги ведомству водяной коммуникации. Вскоре он получил место смотрителя на реке Тверце, где занялся исправлением бечевника, причём так успешно, что и спустя много лет на вопрос о том, кто построил мостики и гати через плёсы Тверцы, всегда был ответ: «Это смастерил наш благодетель Корицкий!»
Став в 1824 году директором Вышневолоцкого водораздельного участка, он предложил свой проект улучшения судоходства, над которым работал больше 10 лет.
Изучая местность, Корицкий пришёл к выводу, что.
Но подпор плотины, устроенной Сердюковым, был небольшой. Позднее он был несколько увеличен и достиг 3 аршин 10 вершков (2,57 м). Корицкий предложил увеличить его почти в два раза — до 6 аршин (4,27 м). Для этого надо было <уширить и возвысить> дамбу, засыпать деревянный, ещё сердюковский бейшлот, а каменный усовершенствовать.
Работы по возвышению Заводского водохранилища продолжались с 1825 по 1828 год. В результате из небольшого водохранилища в 5-6 квадратных вёрст образовалось <небывалое искусственное озеро обширностью> в 60 квадратных вёрст. Оно поглотило в себя часть Цны, Шлины и три озера: Ключинское, Городолюбское и Здешевское. Успех превзошёл все ожидания, новое искусственное водохранилище совершенно преобразило местность. Однако дело не обошлось и без ропота местных жителей, особенно вышневолоцких ямщиков, обширные покосы и поля которых исчезли на дне озера. Дошло даже до того, что в проезд Государя императора Николая I, ямщики остановили его при въезде в город и жаловались на Корицкого, грозились даже бросить «почтовую гоньбу».
Новое водохранилище не только способствовало значительному улучшению условий судоходства, но и защищало сам Вышний Волочёк, не позволяя весенней воде заливать город, как случилось ещё в 1821 году, когда большая часть города и ямская слобода были покрыты водой.
<Предположение об усовершенствовании Вышневолоцкого водяного сообщения> «Предположение об усовершенствовании Вышневолоцкого водяного сообщения»включало в себя не только увеличение Заводского водохранилища, но и другие работы. Это и постройка шандорного полушлюза на Цнинском канале и новых бейшлотов на реках и озёрах, питающих систему, и сооружение упругих заплывей на Боровицких порогах. Устроенные на крутых поворотах реки Мсты, они, как пружины, отталкивали налетавшую на них барку обратно к фарватеру. В самом Вышнем Волочке были одеты в гранит набережные и пристань у Богоявленского собора, построены мосты на каменных быках. Через эти мосты и замощённые булыжником улицы прошла новая дорога — Московское шоссе. Но главной дорогой оставалась водная — тысячи барок, миллионы пудов груза. И всё это шло в Петербург.

 

ИЗ РЫБИНСКА — В САНКТ — ПЕТЕРБУРГ

…как по значительному перевозу грузов,
так и по удивительному расположению вод,
без сомнения занимает первое место
Вышневолоцкая система.
Дестрем,
французский инженер-гидротехник

Ни одна страна мира не имела столь хорошо приспособленных к местным условиям плавания речных грузовых судов. По месту строительства суда делились на камышинские, камские, вятские, тихвинки, ржевки, новоторки, вышневолодки. Те, что ходили по течению, именовались сплавными, против — гребными; гружёные купеческим товаром — кладные, по грузу — рыбные, соляные, сальные и т.п. Большинство судов были плоскодонными, приспособленными к плаванию на мелких участках рек.
На Вышневолоцкой водной системе господствовали барки. Они имели гибкие и упругие корпуса, способные справляться с быстрым течением рек, небольшую мачту, подчас с рогожным парусом. Размеры судов зависили от размеров каналов и шлюзов, поэтому строго регламентировались законом. Согласно Уставу путей сообщения длина барки должна быть не более 17 сажен (36,4 м), ширина — 4 сажен (8,56 м), высота борта — 2 аршина (1,42 м). В караванах по Вышневолоцкому водному пути, кроме барок, ходили полубарки, романовки, водовики и лодки.

Крупных верфей для постройки судов речного флота не было, а строились они крестьянами, живущими по берегам транспортных рек. Благодаря усилиям правительства преобладающие в первой половине XVIII века «топорные» суда заменили сделанные из «пильных» досок. В городах и селениях вдоль водного пути строились лесопилки, а также парусные и канатные предприятия.
Первую «пильную мельницу» в Вышнем Волочке построил ещё М. И. Сердюков в 1720 году. Кстати, для наладки её работы прислал ему своего «пильного подмастерья» сам А. Д. Меншиков. В конце XVIII века в Вышнем Волочке было уже три пильных мельницы и канатный завод. В это время по обоим берегам Цны ежегодно делали до 60 барок, 30 полубарок и до 200 лодок. Эти лодки называли «вышневолоцкими чёрными лодками», так как их бока смолили. Ходили они, в основном, по Волге, строились «прочнее и чище» и служили до пяти лет.
По Вышневолоцкому водному пути проходило три каравана: весенний, меженный (летний) и осенний. Большой караван собирался в Рыбинске из десятков мелких караванов с хлебом, железом, пенькой, лесом и другими товарами. Здесь на каждую барку нанимались два коренных водолива, которые отливали воду «во всю путину» до Петербурга, а также лоцман и коноводы с лошадьми до Твери. На всём пути было пять обязательных остановок — для перемены рабочих и лошадей, поправки и оснастки барок, оформления путевых документов: Тверь, Вышний Волочёк, Боровичи, Новгород и Новая Ладога.
Проведённые лошадьми вверх по Волге до Твери, суда заходили в Тверцу. Здесь команда менялась, и уже тверской лоцман, наняв 4 коновода и 10 лошадей, вёл барку до Волочка по Тверце против течения. Лошади шли вдоль реки по бечевнику, таща за собой барки бечевой, привязанной к мачте.
Особую роль на всём пути играл Вышний Волочёк. Здесь суда переходили с взводного судоходства на сплавное, для чего происходила переоснастка барок: мачты и рули снимались, ставились помосты и потеси — девятисаженные еловые брёвна, отёсанные в виде вёсел. Тверские лоцманы и коноводы рассчитывались, на их место на каждую барку нанимали новую команду — вышневолоцкого лоцмана до Петербурга, концевого (помощника лоцмана) и 12 человек «сходочных» до Новгорода. Сделки заключались на бирже, устроенной на крытом мосту рядом со шлюзной конторой. «Ручной дорожник» 1802 года повествует: . В начале XIX века на Цнинской набережной было построено специальное здание биржи для найма судорабочих.
Основное население Вышнего Волочка было занято обслуживанием судоходства в качестве лоцманов, коноводов, чернорабочих. Вышневолоцкие лоцманы — <народ вольный и независящий ни от какого начальства> — нередко нарушали устоявшиеся традиции судоходства: отправлялись в плавание в вечернее время (чего никогда не делали мстинские лоцманы), проявляли лихачество при проходе шлюзов, устраивая препровождение судов «непорядочное и бесстрашное».
После прохода последнего судна в Тверецкий канал Тверецкий шлюз закрывался наглухо. Суда распределялись на водораздельном участке в порядке очерёдных номеров от закрытого Нижне-Цнинского шлюза до Заводского бейшлота. Тем временем открывались Заводской, Верхне-Цнинский, Шишковский бейшлоты, а также бейшлоты на озёрах, питавших озеро Мстино. Нижний водораздельный участок (Мстинский — до Мстинского шлюза) сравнительно быстро наполнялся водой. И как только разность между горизонтами верхнего и нижнего участков достигала 12 вершков (53,4 см), Заводской и Шишковский бейшлоты частично прикрывались. Наступал ответственный момент, который ни в коем случае нельзя было пропустить.
В день спуска каравана выставлялся флаг, в часовне свт. Николая, что стояла рядом с Богоявленским собором, служили молебен и под бой барабана начинали расходиться ворота Нижне-Цнинского шлюза. Но отворялись они не сразу, а медленно и только наполовину, и вода с оглушительным шумом низвергалась в «отверстие». , — так очевидец описывал спуск весеннего каравана, «форсовой водой» вылетавшего из Цнинского канала в Цну. Но движение постепенно замедлялось, и дальше уже бурлаки тянули барки за 20 вёрст до селения Городок. Есть сведения, что в бурлаки здесь нанимались также и . Но позднее, в XIX веке, этот путь преодолевали уже на вёслах. Дойдя до Мстинского шлюза, суда расстанавливались в таком же порядке и ожидали, когда новые открытые бейшлоты наполнят верховье реки Мсты.
Впереди были ещё опасные Боровицкие пороги, менее опасные — Волховские, для прохода через которые нанимали местных лоцманов. Большая остановка была в Новой Ладоге, где барки проходили так же, как в Твери и Вышнем Волочке, через судомер (осадка должна быть не более 14 вершков — 62,3 см) и входили через шлюзы в Неву. Здесь барки продавались <на разбивку, за самые низкие цены>. При самом благополучном стечении обстоятельств караван, выйдя из Вышнего Волочка ранней весной, лишь к концу лета появлялся у петербургских причалов. Но даже несмотря на это, стоимость провоза грузов по Вышневолоцкой водной системе была в десять раз ниже, чем стоимость перевозки гужом.

 

ВОДА, ОБРАЩЕННАЯ ВСПЯТЬ

Созданная гением Великого Петра и М. И. Сердюкова, усовершенствованная стараниями Я. Е. Сиверса и талантом О. И. Корицкого Вышневолоцкая водная система была подобна совершенной . Так писали о Вышневолоцкой водной системе ещё в 1838 году. В отдельные годы количество судов доходило до 5,5 тысячи, а груз оценивался в 100 млн. рублей

Но тут между двумя столицами прошла Николаевская железная дорога. На востоке успела вырасти и окрепнуть другая, более спокойная водная система — Мариинская. И славный когда-то Вышневолоцкий водный путь <год от года начал: ослабевать, подобно старику, отжившему своё время>. В 1870 году по нему прошло ещё 805 судов, но через два года число их было только 406, потом дошло до двух сотен, до одной и кончилось несколькими десятками. К началу 1890-х годов движение по системе к Петербургу прекратилось, — писал журналист И. Н. Тюменев в 1893 году, путешествуя по Вышневолоцкому водному пути.
Вышневолоцкая водная система как транзитный путь прекратила своё существование, продолжая использоваться лишь для местного движения и сплава леса. . Шёл сплав леса и в Петроград: даже в тяжёлый 1918 год Питер получил 650 тысяч кубометров дров.
Шлюзы на Цнинском канале и Мсте были перестроены в бейшлоты, а в бейшлотах на лесосплавных участках рек и каналах устроены лесопроводные лотки.
После национализации речного флота в 1918 году местное мелкое судоходство по Тверце и Мсте окончательно прекратилось, а сплав древесины увеличился. Сплавляли лес самым дешёвым способом — молью, то есть россыпью. В середине 1920-х годов были отремонтированы основные гидросооружения Вышневолоцкого водораздельного участка, обветшавшие за годы мировой войны и революционного лихолетья, а прорванный весной 1924 года Шишковский водоспуск заменён новым бейшлотом.
Заводской резервуар продолжал играть важную роль в судоходстве по Верхней Волге, хотя его пропускная способность в сторону Каспийского склона составляла только 25 %, а остальная часть воды сбрасывалась в Мсту. Но с постройкой Верхне-Волжских ГЭС в 1937-42 годы возникла потребность в воде для увеличения ими выработки электроэнергии. Таким образом, была проведена ещё одна реконструкция Вышневолоцкой водной системы, признанная экономически целесообразной даже в годы Великой Отечественной войны.
Теперь через прорытый в 1944-45 годах Ново-Тверецкий канал, основная часть воды Вышневолоцкого водохранилища, площадь которого увеличилась до 109 кв. км течёт по Тверце в Волгу.
А из Волги по каналу имени Москвы в столицу, составляя в её общем водном балансе 8%.
Время не пощадило вышневолоцкую «водяную архитектуру». Ушёл под воду Заводской бейшлот, засыпан Малый Цнинский. Остался в стороне от русла реки Мстинский шлюз, современная донная плотина из бетона и металла вытеснила камни Тверецкого шлюза: С тем большим трепетом подходим мы к старому гранитному бейшлоту на Цне. Как встарь цепями поднимаются щиты, ревёт и пенится вода в гранитных стенах. Сжимается сердце — сколько ему осталось?! Как хочется, чтобы «жил» он дольше, зримо напоминая о славных веках первой в России искусственной водяной коммуникации — Вышневолоцкой водной системы.


 

 

               

 

Карта города

Панорамы Вышнего Волочка
Расписание автобусов
Письмо Главе города

 

Визитная карточка Вышнего Волочка

 

 

 

 

 

 

 

 

LLC Site Plus